Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Новости

Антимусульманский формат

Понедельник, 29 ноября 2010

В последние недели мировая паутина запестрела словосочетаниями, в различных интерпретациях представляющая термин “иудео-христианский”. Если пролистать Интернет, источником выражения выявляется Германия, с предоставлением ссылок на ноябрьские высказывания канцлера ФРГ Ангелы Меркель. Однако, продекларированное ею можно рассматривать как пиковую форму очередного этапа движения к “рассортированию” жителей планеты (пока еще в теоретической оболочке).

Немецкая осень
Еще 30 августа 2010 года в Германии в продажу поступила книга видного немецкого социал-демократа (СДПГ), члена совета директоров Немецкого федерального банка Тило Саррацина «Германия самоликвидируется». С его слов, в большинстве случаев мигранты-мусульмане даже во втором и третьем поколении не хотят интегрироваться в немецкое общество. Этот фактор, наряду с падением рождаемости титульной нации, становится одним из пунктов, способствующих отрицательным последствиям для Германии.

3 октября, на торжествах по случаю 20-й годовщины объединения Германии, президент ФРГ Кристиан Вульф, назвав Христианство и Иудаизм безусловными частями Германии, подчеркнул наличие “иудео-христианской истории”. В то же время он добавил, что “сегодня ислам также стал частью Германии”. В английском переводе эта фраза прозвучала, как “Islam also belongs in Germany” (Ислам “принадлежит” Германии; если не совсем дословно, то – “прижился”). Но, в принципе, суть ясна.

Согласно комментариям немецкой “Die Zeit”, сказанное Вульфом должно означать, “что мы теперь живем не в условиях привычной нам христианско-иудейской культуры с ее давней традицией, а в условиях христианско-иудейско-мусульманской культуры”. Вслед за чем фиксировалось несогласие “с идеей такой взаимосвязи” со стороны немалого количества христиан, “не говоря уже о евреях”. Подтверждение чего подоспело в изложенных немецким публицистом Ральфом Джордано мыслях, прозвучавших в открытом письме на имя президента страны.

По убеждению Джордано, оценка мусульманской религии частью Германии “вызывает необходимость энергичного протеста”, т.к. “политический и воинственно настроенный ислам” невозможно “никуда” интегрировать. “Обычный ислам” также “более чем достаточно проблематичен”, поэтому мусульманство, “черной тучей” заслоняющее “ясное небо” XXI столетия, в результате ошибочной иммиграционной политики, “угрожающе нависло над Германией”. А уже далее, реанимировав известные идеи о столкновении “двух глубоко различных культурных парадигм”, Джордано противопоставил исламскую составляющую иудео-христианской связке, которая, преодолев “горькое и страшное наследие предшествующих исторических эпох”, обеспечила “громадный прыжок в развитии общества”.

Однако, тут сразу же проявляются несколько вопросов. Как, например, оценивать тот исторический факт, что в период пробивания Берлином перед османским султаном проекта строительства Багдадской железной дороги (в ракурсе продвижения вглубь Востока), германский кайзер Вильгельм II объявил себя «другом и защитником мусульман»? Неужели век назад приверженцы Ислама были “выше” нынешних мусульман? А разве “бескультурные” турки и арабы являлись идеологами фашистско-расистского режима в Германии, не гнушавшегося живьем сжигать беззащитных людей? Ну а какой количественный процент мусульман входил в число инициаторов и проводников “красного террора” в России в первой четверти прошлого века, уничтожившего (изгнавшего, в лучшем случае,) элиту русского народа?

Ладно, не будем отвлекаться, а возвратимся в век нынешний и проконстатируем, что, как обычно, вслед за идеологическим “обоснованием” последовал политический залп, к которому общество уже было подготовлено. Сначала премьер-министр Баварии, глава ХСС Хорст Зеехофер, назвав идею мультикультурности “мертвой”, потребовал перекрыть путь в страну мигрантам из Турции и арабских стран. А 16 октября, на съезде молодежной организации ХДС, Ангела Меркель проконстатировала полный провал попытки “построить мультикультурное общество в Германии”. Немецкие политики в течение ряда лет занимались самообманом, – сказала она, – однако принцип “теперь мы живем рядом и радуемся, глядя друг на друга”, не работает.

В свете сказанного Меркель отметим, что понятие “мультикультурализм” подразумевает мирное сожительство и сотрудничество в одном обществе людей и общин разных культур. В общепринятом понимании мультикультурализм предполагает проявление меньшинством своих национальных особенностей не только в рамках семьи, но и общественной жизни, включая создание соответствующих общественных объединений, без сокрытия религиозных верований.

По прошествии месяца, 15 ноября, в выступлении уже перед “взрослой” аудиторией ХДС, Меркель, объявив о верности партией своей главной цели – “сильной Германии”, актуализировала защиту немцами христианских ценностей, как основы общества. “У нас не слишком много ислама, у нас слишком мало христианства и дискуссий о христианском взгляде на человечество”, – подчеркнула она. Посчитав важным больше говорить об иудейско-христианской традиции: “В таком случае мы также сможем добиться единства в нашем обществе”.

Только ли адаптационный ракурс движет антимусульманскими настроениями?
Как усматривается, основной причиной возведения на пьедестал христиано-иудейского двуединства стало обыгрываемое нежелание мусульманских мигрантов ментально становиться “западниками”. Пусть так. Но разве можно назвать спонтанным возникновение очередного этапа европейской антимусульманской шумихи в период урезывания социальных программ по всему континенту?

Согласимся, что тезис об “исламизации” Европы, в той или иной форме, фигурировал все последние годы, вылившись на росте представительства в европейских парламентах правых партий. Однако, на переживаемом ныне этапе антиисламской направленности первенствует значительно более глобальный ракурс. Складывается впечатление, что вся это антимиграционная шумиха поднята в целях нивелирования антивластного настроя различных категорий европейского населения, вызванного антинародными решениями правительств стран. Некоторое время назад автор обращал внимание на сопровождение антипенсионерской кампании во Франции антицыганской шумихой. Не потому ли внешне безобидные цыгане в одночасье оказались персонами нон-грата во Франции, – задавался вопрос, – чтобы заблаговременно подготовить общество к отрицательному восприятию миграционной политики в целом? Не просто с точки зрения ее сворачивания раз и навсегда, а в плане смены антицыганского акцента на антимусульманский, да к тому же в террористическом обрамлении?

Говоря другими словами, речь идет о переключении антивластного настроя большинства категорий населения на антимиграционный, когда не желающие влиться в мультикультурное общество мигранты еще и занимают рабочие места, в ряде случаев получая социальную помощь. Вряд ли, конечно, трезвомыслящие европейцы в общей массе так легко клюнут на эту удочку. Поэтому на арену умело выбрасываются страшилки в виде угроз непотопляемой “Аль-Каиды”. Так, вслед за решением Нижней палаты французского парламента о поддержки антипенсионного законодательства, социум тут же столкнулся с информацией о планируемых ячейками этого виртуал-проекта терактах в стране.

Сегодня аналогичная картина просматривается в Германии. На фоне рекламирования ноу-хау с бомб-посылками, глава эссенского Института исследований проблем терроризма и политики безопасности Рольф Топхофен заявил, что “мы являемся мишенью для военизированных групп исламских радикалов”. По словам берлинского сенатора по внутренним делам Эрхарта Кертинга, целью экстремистов являются крупные немецкие города. Эксперт по борьбе с терроризмом Бернд Георг Тамм призывает «не рассчитывать» на испуг «убежденных джихадистов». Глава же федеральной полиции Маттиас Зегер подчеркнул, что “угроза совершения терактов велика как никогда”.

Интересно, правда? А если угрозы умело будут претворены в жизнь древнейшим способом искусственной инспирации? В глазах европейской общественности это ведь воспримется в корне по-другому, нежели демонстрация приверженцами Ислама мирного недовольства антиникабным законодальством, когда, например, французский бизнесмен Рашид Некказ изъявил готовность заплатить штраф за любую мусульманку, нарушившую новый французский закон. При возможном теракте, со случайно оброненными у места трагедии арабскими паспортами преступников, утверждать о спокойном отношении к происшедшему европейцами не приходится.

Наверняка, кто-то может не согласиться с вышесказанным. Но не является ли подтверждением данного взгляда сказанное Папой Римским Бенедиктом XVI во время апостольского визита в Испанию? Анализируя высказывания главы католиков мира, автор фиксировал начало “нового миссионерского этапа в деятельности Католической церкви”, совпавшего в своей активизации с “внезапно проснувшимся антитмиграционным призывом в Европе” (подтверждение единого почерка действий светских властей и Церкви).

Внешне Ватикан пытается “разбудить” европейское население для его “разворота” от атеистического взгляда к направлению в сторону веры, но не есть ли это изначально спланированным шагом? Думается, предстоящий в 2011 г. визит Бенедикта XVI (Йозеф Ратцингер) на свою родину, в Германию, позволит более четко уловить направленность описываемой выше тенденции.

P.S.Весомым подтверждением неслучайности происходящего выглядит следующее. В свете европейской пропаганды противопоставления иудео-христианской парадигмы исламской составляющей, одной из причин последних антимусульманских проявлений в России ряд экспертов называют тенденцию к разделению общества по такому же принципу. Весьма симптоматично, что “показателем” “союза” России с христианским Западом (вне зависимости от акцента на ветви этой мировой религии) преподносятся ряд последних шагов на российском поле, воспринимаемых как антимусульманские. Однако, это уже тема для отдельного рассмотрения.


Антимусульманский формат

Источник: Ислам и мусульмане в России и в мире