Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Новости

Из успешного студента в жалкого гастарбайтера. Метод таджикских властей

Среда, 1 декабря 2010

Возвращение таджикских студентов из исламских учебных заведений за рубежами Таджикистана началось после выступления президента страны, который считает, что многие исламские центры имеют экстремистскую направленность. Кампания приобрела массовый характер, студентов возвращают целыми самолетами, и всех, по словам представителей власти, исключительно по собственному желанию. “Азия-Плюс” решила узнать, как на самом деле это происходит.

Свои правдивые истории рассказали сами студенты.

История первая: политическое мероприятие

В аэропорт Душанбе прибыл самолёт с гражданами Таджикистана, обучавшимися в Иране. Родственники студентов собрались здесь уже за час до посадки самолета. А житель Нурабадского района Аваз Тохиров дожидается своего сына уже около месяца.

“Мой сын учился в медресе города Захидан около двух лет. В Таджикистане мы не можем обучать своих детей. У меня 10 детей, и средств обучить всех просто не хватит. В Иране несколько иные условия обучения. Мы только оплачиваем им дорогу, а учеба, проживание и питание предоставляются бесплатно. Многие задаются вопросом: откуда такие деньги? На самом деле эти средства за счет многочисленных пожертвований от жителей Ирана”, – говорит он.

Аваз Тохиров утверждает, что сам был в Захидане и знаком с методикой обучения в медресе. По его словам, кроме изучения Корана и молитв, ничего другого он там не видел. “Слухи о том, что там готовят экстремистов и террористов, совершенно беспочвенны”. Отец переживает, что после возвращения его сын не сможет продолжить учебу: “Ему придется опять работать на земле, а об учебе можно забыть”.

Пока Аваз Тохиров рассказывал свою историю, вокруг собрались родители других студентов.

“Мой сын два года учился в Душанбе, а потом поехал учиться в Иран и уже три года находился там, – рассказывает жительница Куляба. – Я не знаю, насколько он поехал незаконно, но мы отправили его учиться. Теперь власти нам сказали, вот и возвращаем своих детей”.

“Говорят, что у нас демократия, но на самом деле никакой демократии у нас нет. Они не имеют права насильно возвращать наших детей”, – заявил другой встречающий.

Вскоре на площадке перед залом прилета собрались представители спецслужб. Прозвучало объявление, что самолет из Тегерана произвел посадку, и люди прошли в терминал. Тут же начались волнения в толпе – встречающие поняли, что их детей будут проверять. Некоторые пытались сквозь затемненные окна терминала разглядеть происходящее, однако милиционеры всех отгоняли. Потом было решено вообще убрать родителей от терминала. Людей стали двигать на расположенную в 50 метрах автомобильную стоянку. Без криков и ругательств не обошлось.

На вопрос, почему людей отгоняют от места для встречающих, один из милиционеров ответил кратко: “Это политическое мероприятие!” Отогнав всех на стоянку, милиционеры создали живое оцепление.

К СМИ вышел представитель Комитета по делам религий Наджмиддин Салимов. По его словам, на борту самолета, прибывшего из Тегерана, находилось 137 граждан Таджикистана. “В основном это учащиеся медресе города Мешхед, которые самовольно поехали на учебу”, – заявил Наджмиддинов, добавив, что студентов, которые получили хорошее образование, Комитет попытается взять к себе на работу.

“Слухи о том, что бывшие студенты преследуются, не имеют никакой почвы,- продолжил он. – По прибытии у них проверяют содержание книг, которые они привезли с собой, потом отпускают”.

Родители тщетно простояли несколько часов, ожидая, когда выпустят студентов, однако сотрудники аэропорта сказали, что это бесполезное занятие, так как “их увезли в другое место и отпустят еще не скоро”. К этому времени на смену милиционерам прибыла рота военнослужащих с резиновыми дубинками.

История вторая: с надеждой на будущее

Эшмурод Бегмуродов свое начальное религиозное образование получил от отца, тот был имам-хатибом соборной мечети в одном селе Джабборасуловского района. После окончания девятого класса он поступил в медресе имени Имами Аъзама города Худжанда. Проучился три года, а потом решил продолжить образование за рубежом. Был выбран университет “Аль-Азхар” города Каир.

“Там много факультетов, – рассказывает Эшмурод, – есть медицинский, исторический, филологический. Здесь обучаются более 50 тысяч студентов со всех концов мира. Все сюда приезжают с одной целью: хорошо учиться и получать знания, не больше. В отличие от других учебных заведений, здесь не преподают политических наук. Нас в основном обучали на основе учения имама Ханифы, того течения, которое исповедуют в Таджикистане. Я изучал литературный арабский язык, историю арабских стран и Коран. После третьего курса я получил бы степень куллия, которая позволяет поступить на один из факультетов. Однако я был вынужден по просьбе отца вернуться на родину. Он сказал, что наш президент призывал к этому всех родителей. И я послушался отца”.

Эшмурод собирается продолжить учебу на родине. “Я уже ходил на факультет восточных языков, но там мне сказали, что я чуть-чуть опоздал и только в следующем году могу поступать. Чтобы не тратить время зря, я обратился к директору медресе города Худжанда, и он согласился принять меня на учебу сразу на четвертый курс. Но потом я обязательно поступлю на восточный факультет. Думаю, мое знание арабского языка поможет в успешном окончании университета. Мечтаю быть преподавателем данного вуза”, – говорит он.

История третья: с учебной скамьи – в миграцию

Любознательный Назар попал в первую волну «репатриации» студентов-таджиков на родину из-за пределов республики несколько лет назад. А любознательный он потому, что в поисках знаний аж до Пакистана дошел. Год успел проучиться, как власти родной страны решили, что под видом религиозного обучения в Пакистане из таджиков готовят «экстремистов» и «террористов». И «свое будущее» призвали домой.

Масштабности той акции мы точно не знаем, но если верить сообщению Би-Би-Си тех лет, в Таджикистан в принудительном порядке было возвращено более 700 таджиков. Сегодня выясняется, что это была только прелюдия.

…Саид, вернувшись, не смог никуда приткнуться, в смысле учебы. Ни религиозной, ни светской. Уговорил родителей продать корову, чтобы на билет до России наскрести. Повезло бывшему студенту, удалось устроиться обхаживать дачу «нового русского», ночует и питается в более-менее сносных условиях. Двадцать пять лет исполнилось, о будущем он не задумывается, понимая эфемерность фантазий: заработанных денег семье еле хватает концы с концами сводить, проведенные в России годы в стаж работы не засчитываются, следовательно, и пенсия по старости не ожидается, образование не дали получить, хорошо оплачиваемую работу дома и в перспективе не получить. “Люди с дипломами на базарах торгуют, куда студенту-недоучке соваться?” – говорит он.

“Похоже, с наследием вождя пролетариата Владимира Ленина в Таджикистане решили покончить бесповоротно и навсегда. Я говорю о всеми любимом тезисе: «Учиться, учиться и учиться! – с мягкой иронией говорит Назар. – Видно, Ленин не предвидел, что со временем Таджикистан станет независимым государством, со своими принципами образования”.

Назару непонятна логика властей, усмотревших в религиозном обучении «экстремизм» и «терроризм».

“Что, обычная школа в Таджикистане одних ангелов выпускает? А откуда тогда бандиты, разные там нехорошие парни берутся? – задается вопросом он. – А получая религиозное обучение, пересмотришь всю жизнь: от всех вредных привычек отстанешь – бросишь пить, курить, наркотиками баловаться. Понятно, что и среди студентов-«религиозников» не все пай-мальчики. Но зачем всех огульно обвинять? Есть факты, что на волне борьбы с «чуждым влиянием», с надуманными «измами», некоторых ребят, уже окончивших учебные заведения за границей, дома приговорили к лишению свободы на несколько лет”.

Сам Назар после окончания школы два года пытался стать студентом в Таджикистане, в три университета сдавал документы. Но «завет Ленина» на родине воплотить в жизнь не удалось, всюду встречались ребята богаче. Не мозгами, а карманами родителей. Потом он узнал, что в Пакистане можно получить религиозное образование. Несколько ребят собрались в небольшую группу и поехали учиться.

“Главный аргумент в пользу получения религиозного образования за рубежом – отсутствие платы, – говорит Назар. – При выезде из страны граждане Таджикистана оплачивают лишь стоимость визы и билета в один конец, а расходы на проживание и учебу берут на себя местные власти либо неправительственные исламские организации. Даже если и придется вносить определенную плату, она умеренна, что каждому под силу, ведь подработать можешь всегда. Я видел даже несколько ребят, которые нелегально пробрались, но все равно учились, никто у них документов не спрашивал, главное, не отлынивай от занятий, раз записался на курс”.

“Я бы согласился с властями, если бы у желающих получить религиозное образование в Таджикистане была альтернатива, – продолжает Назар. – Но куда, к примеру, поступить учиться в Кулябском регионе? Одно медресе было на регион с миллионным населением в Ховалингском районе, да и его, говорят, закрыли. А сколько человек может принять Исламский институт?”

Уже будучи в России на заработках, Назар встретил там своих бывших однокашников. Они, так же как и он, берутся за любую работу, об учебе уже не думает никто.

На американском самолете арабской авиакомпании в русский город за горьким куском хлеба улетел таджикский парень, по воле властей превратившийся из успешного студента в жалкого гастарбайтера. Может, кому эта история нравится, нам – нет!


Из успешного студента в жалкого гастарбайтера. Метод таджикских властей

Источник: Ислам и мусульмане в России и в мире